Вадим Володарский
Адвокат, эксперт в области права, автор книг и публикаций

Штрафы водителям-«мажорам»: претензии к полицейским не подтвердились

2855

В наше, особенно предвыборное, время нужно осторожно относиться к информации. Иногда можно наткнуться на откровенную ложь, или, как говорят, «фейки». Иногда авторы материалов, в погоне за «сенсационностью», просто ошибаются в силу незнания специфики тех областей деятельности, о которых пишут. Возможно, именно последнее случилось с журналистом Александром Дубинским.

Он подготовил видеоматериал о том, как, по его выражению, «отмазали» от протоколов за пьяное вождение сыновей небезызвестного Олега Гладковского, который считается соратником действующего президента. В этом самом «отмазывании» он напрямую обвиняет должностных лиц ГАИ, а затем полиции. И прямо называет фамилии этих лиц.


(Видео. Присутствует нецензурная лексика.)

Механизм «отмазывания», по версии Дубинского, прост. Дело в том, что если на кого-либо составлен протокол об административном правонарушении, и направлен в суд, то наложить административное взыскание по закону можно в течение трёх месяцев со дня предполагаемого нарушения. Это факт, такая норма закона существует. Если этого не произошло – дело закрывается в связи с истечением этого срока.

Именно так произошло в разное время с сыновьями Олега Гладковского, а журналист опубликовал постановления суда. Здесь он против истины не погрешил: постановления эти содержатся в Едином государственном реестре судебных решений. Там их легко найти по реквизитам, указанным в видеоматериале. Но из того, что постановлениями этими дела закрыты именно за истечением срока наложения административного взыскания, он сделал вывод: протоколы кто-то специально выдерживал в ГАИ (в случае, который имел место до полицейской реформы) и в полиции (после таковой), и передал в суд, когда наказать за вождение в состоянии опьянения было уже нельзя. Дескать, милиционеры и полицейские нарушителям помогали. И фамилии этих милиционеров в материале названы.

Между тем, так ли это, — проверить очень легко. Тем более, что журналист в реестре нужные ему постановления судов нашёл. Но кроме самого реестра судебных решений, на сайте судебной власти Украины есть ещё раздел «состояние рассмотрения дел». И по номеру дела (или чуть дольше искать – по фамилии) очень легко отследить всю историю каждого дела с момента появления его в суде.

Действительно ли дела «задерживались» в милиции/полиции и передавались в суд в такой срок, когда наложить админвзыскание было невозможно? Ищем упомянутые журналистом дела.

В первом случае правонарушение, — факт которого суд, кстати, признал, — имело место 9 марта 2015 года. Так указано в постановлении суда, и сам журналист называет эту дату. А когда же дело оказалось в суде? Сайт судебной власти даёт информацию:

Штрафы водителям-"мажорам": претензии к полицейским не подтвердились. Фото №2

Дело оказалось в суде 21 апреля того же года. Чуть больше, чем через месяц после составления протокола. Никак не с истечением трёхмесячного срока. А вот рассмотрено судом было только 18 июня.

Значит, милиционеры дело у себя до истечения срока наложения админвзыскания не могли задержать, если оно оказалось в суде раньше. Значит, обвинение в их адрес, — неправдиво.

Меня трудно назвать «почитателем» ГАИ, да и к работе «новой» патрульной службы на практике возникает очень много вопросов. Но истина, как говорится, дороже.

А что у нас со вторым делом?

Читаем постановление. Судья тоже признал, что правонарушением имело место, и подтверждено доказательствами. И имело оно место 27 августа 2016 года. А когда же дело оказалось в суде?

Штрафы водителям-"мажорам": претензии к полицейским не подтвердились. Фото №3

А дело было в суде уже 1 сентября того же года! То есть всего через четыре дня.

Это называется «полицейские задержали передачу дела в суд, чтобы «отмазать» пьяного водителя»?! Наоборот!

Между тем, видеоматериал содержит, по сути, обвинение конкретных должностных лиц полиции в прямо противозаконных действиях. Как мы видим, на самом деле таких действий не было.

Как вы думаете, что будет, если эти лица подадут к автору материала иск о защите чести и достоинства?

А ведь проверить информацию было элементарно просто. Если хотеть. И если знать где.

А может быть, Александр Дубинский просто перепутал момент поступления дела в суд и день его рассмотрения, день вынесения постановления? Может быть. Но журналисту, который пишет на такие темы, следовало бы разбираться, как минимум, в основах деятельности суда. И других органов, упоминаемых им, тоже.

Читайте также:  В Украине разбили первую Tesla Model 3

А почему, спросит внимательный читатель, дела столько времени «пылились» и не рассматривались в суде? Может быть, здесь был злой умысел?

Во-первых, даже если бы было так, то не нужно было обвинять в нарушении закона полицейских.

Во-вторых, в судах сейчас – реальные проблемы. В судах … не хватает судей! За последние пять лет кого-то уволили, кто-то ушёл в отставку сам. В некоторых районных судах в Украине не осталось ни одного судьи с полномочиями, — работа судов парализована. В Киеве такого, конечно, нет, но нехватка судей ощущается и здесь. По сути дела, по стране в целом судей вдвое меньше, чем предусмотрено для них должностей. Соответственно, нагрузка на оставшихся возросла. А Печерский районный суд и так был одним из самых загруженных в Киеве: центральный район, здесь находятся все органы власти, включая Генпрокуратуру и МВД. И имущественных споров, в том числе связанных с недвижимостью, здесь много. И дел других категорий. Поэтому многие дела просто физически невозможно успеть рассмотреть в срок. (А дела об административных правонарушениях на практике многими судьями воспринимаются как «мелкие» по сравнению с уголовными и гражданскими. И поделать с этим восприятием что-то сложно…)

Особо отмечу: в таких условиях закрытие дел об админнарушениях «по сроку» — распространённое явление. И не только по делам «сильных мира сего» или их родственников. То же самое происходит и с вполне рядовыми водителями. И происходит довольно часто. Особенно, если в какой-то момент кто-то из участников процесса заболел (или это произошло с самим судьёй) – и рассмотрение дела перенесли на другую дату. К сожалению для работы судебной системы, и к счастью для многих водителей, на которых составлены админпротоколы, — это обыденность. (Кстати, сами протоколы за вождение в состоянии опьянения частенько составляются полицейскими необоснованно. А за отказ от медосмотра на состояние опьянения – ещё чаще. Но это отдельная и больная тема.)

Мог ли обо всём этом узнать журналист? Да, и очень просто. Можно проверить поступление дел в суд по сайту судебной власти. Можно поговорить с любым судьёй, с любым адвокатом, который занимается делами этой категории, — даже с представителями полиции, которые, правда, могут попытаться представить ситуацию в более благоприятном для ведомства свете, — и проблема со сроками рассмотрения дел из-за перегрузки судов, проблема с нехваткой судей, будет очевидна. (А заодно разъяснили бы, что момент поступления дела в суд, и момент рассмотрения дела судом, — совсем разные, и рассказали бы, как происходит распределение дел в суде между судьями, как дело поступает в суд и регистрируется, и т.п.) И сюжет можно на эту тему сделать? Интересный, вдумчивый. Менее сенсационный. С упоминанием меньшего количества фамилий нелюбимых общественным мнением людей. Вероятно, да. Но точно более объективный.

Думаете, эта статья – о политике? Нет. В политику мы не вмешиваемся. В данном случае сюжет о сыновьях человека из политической сферы высвечивает проблему самой журналистики. К сожалению, с неумением или нежеланием журналистов разобраться с особенностях тех сфер, которых касается их перо или камера, — в том числе и сферы правовой, — приходится встречаться часто. А это приводит не только к обвинениями в адрес конкретных лиц, — что, если эти обвинения необоснованные, уже плохо. Это приводит к формированию неверной картины, неверного восприятия у общества в целом. А запросы общества в той или иной форме влияют на решения власти. И решения эти не всегда основываются на верном восприятии общества сути проблем.

И это одна из причин, — конечно, далеко не единственная, — по которой реформы у нас идут далеко не всегда так, как хотелось бы. В том числе и в правовой сфере, в том числе и в сфере безопасности дорожного движения.

Чем больше будут вникать в специфику, консультироваться у тех, кто в этой специфике работает, журналисты, — тем адекватнее будет восприятие существующих проблем обществом. И тем эффективнее будут реформы. Кто бы их ни проводил. Кто бы ни победил на будущих выборах.

Автор текста: Вадим Володарский, адвокат