Вадим Володарский
Адвокат, эксперт в области права, автор книг и публикаций

Приговор в деле «Зайцевой-Дронова»: какой урок должны вынести другие водители и общество

По трагическому харьковскому ДТП вынесен приговор суда. Оба обвиняемых водителя получили максимально возможное наказание по ч.3 ст.286 УК Украины. «Общественное мнение» удовлетворено. Почти. Совсем удовлетворено было бы, если бы расстреляли. Профессиональный взгляд на это дело – совсем другой.

Я не занимался этим делом, не знаю всех материалов и не могу делать выводы за суд. Но есть определённая правовая логика, и есть логика, прописанная в ПДД. С точки зрения этой логики приговор вызывает недоумение. Объяснение следует искать в другой сфере.

Ст.286 УК в качестве обязательного элемента предусматривает такую форму вины, как неосторожность. То есть – человек должен иметь возможность и обязанность предвидеть последствия своих действий (но либо не предвидел, либо легкомысленно рассчитывал на их предотвращение). Если нет этой формы вины – нет и состава данного преступления. Сейчас мы поймём, почему это так важно.

Если верить публикациям в СМИ об обстоятельствах этого ДТП, то возможны две версии. Либо Зайцева «проскакивала» перекрёсток на «давно покрасневший» сигнал светофора. И тогда Дронов, двигаясь на разрешающий сигнал, был в своём праве. Либо Зайцева подъехала к перекрёстку на сменяющийся сигнал светофора, и проезжала его в соответствии с п.8.11 ПДД. Тогда Дронов обязан был дать ей возможность закончить проезд перекрёстка на основании п.16.5 ПДД.

Какой из этих вариантов соответствует действительности – я не знаю. Но не оба сразу.

Ключевой момент: согласно п.1.4 ПДД, каждый участник движения имеет право рассчитывать на соблюдение Правил другими участниками. А это значит, что чужих нарушений он предвидеть не должен. Да это и невозможно: варианты нарушений слишком разнообразны.

Читайте также:  МВД Украины инициирует изменение системы штрафов за превышение скорости

Если не должен и не может, то тогда в его действиях и нет неосторожности, а значит, и нет состава преступления, предусмотренного ст.286 УК.

По одному из описанных вариантов его нет в действиях одного водителя, по другому варианту – в действиях второго.

Все попытки ссылаться на скорость, на возможное опьянение, — по сути, в данном случае попытки увести разговор от сути, от истинных причин трагедии, к обстоятельствам, с точки зрения причинной связи, как минимум второстепенным. А суть проста: в этой ситуации либо один водитель не имел права двигаться, либо второй. Это привело к столкновению и гибели людей.

Был ли шанс на то, что расследование и судебное рассмотрение будет вестись в сугубо профессиональном ключе? А вы вспомните посты в соцсетях приближённых к руководству МВД лиц через часы после ДТП. После этого такая надежда вряд ли могла существовать. Кстати, это именно та ситуация, которая описана в решении Европейского суда по правам человека по делу «Криволапов против Украины»: информирование общества должно вестись осторожно, а если приближённые к следствию лица кого-то публично обвиняют, то это может влиять на объективность следствия и судебного рассмотрения.

Думаю, что этот приговор будет обжалован. Думаю, что эта правовая позиция ЕСПЧ будет использована защитой.

Ну, а в поражённом классовой ненавистью обществе нагнетать истерию (и под это дело провести ужесточение ответственности водителей вообще) – очень просто… Увы.

Так что с профессиональной точки зрения этот приговор вызывает много вопросов. И, думаю, будет предметом рассмотрения различных судебных инстанций, очень вероятно, что не только национальных.

Вадим Володарский, адвокат