«Кто виноват и что делать» или почему Украина так легко губит на дорогах тысячи жизней и миллиарды долларов

«Кто виноват и что делать» или почему Украина так легко губит на дорогах тысячи жизней и миллиарды долларов

Высокий уровень смертности и травматизма на дорогах Украины — уже давно перерос в проблему национального масштаба. У каждого из нас есть знакомые или родственники, тяжело пострадавшие или погибшие в ДТП, в основном, это люди трудоспособного возраста, приносившие пользу стране и обществу.В сводки ДТП с тяжелыми и смертельными последствиями часто попадают дети. В результате Украина за год теряет минимум до 2,5% ВВП и бесценный кадровый потенциал. Что, обязательно, находит отображение в настроениях общества в целом.

Почему проблему не могут решить на протяжении столь длительного времени, кто должен над этим работать и есть ли план действий. На эти и многие другие темы мы пообщались с экспертом по БДД, главой ОО «Traffic Challenge» Ольгой Дробышевой в рамках эксклюзивного интервью для Аutonews.ua

Сколько людей объединяет платформа Traffic Challenge?

— Traffic Challenge это национальная программа по предотвращению дорожно-транспортного травматизма детей и молодежи. В её рамках была создана общественная организация и потом подключен Фонд «Демократическое развитие», который аккумулирует деньги от различных доноров и финансирует проекты входящие в Национальную программу «Traffic Challenge». В самом проекте на постоянной основе работает около 5-6 человек. Плюс дополнительно под каждый отдельный проект у нас привлекаются люди под конкретные задачи.

Я не считаю что это единолично наша заслуга, но за три с половиной года существования Traffic Challenge в наши проекты включилось очень много людей — сотни тысяч. Только по проекту «1000 та 1 поворот» — более 300 тыс. детей получили бесплатно книжки по правилам безопасности и приняли участие в соответствующих уроках, мы обучили лучшим мировым практикам безопасности на дороге и основам первой домедецинской помощи при ДТП несколько тысяч специалистов, работающих напрямую с детьми и их родителями, более 260 школ получили комплекты светоотражающих жилетов и в этом году планируем обеспечить ещё 400 школ. Я анализировала официальную статистику: с 2014 года по 2018 количество погибших детей в ДТП по вине детей снизилось в 5 раз, а количество травмированных детей в ДТП, которое спровоцировали сами же дети, — уменьшилась приблизительно в 3 раза. Это невероятный успех для всех нас!

С чего все началось?

— Касательно наших проектов, то каждый последующий проект был ступенькой в дальнейшем развитии. В начале мы создали “1000 и 1 поворот”. Тогда еще не было Traffic Challenge. Я просто создала книгу для своего крестника потому, что ребенку надо дарить не только мячики, роботов, конструкторы… Его надо научить быть человеком, научить выживать в этом мире, дать ему работу. Я подумала, что обучение правилам выживания или правилам безопасности — важный навык, который в нашей стране почему-то упускается из виду на общегосударственном уровне.

“1000 и 1 поворот” — книжка с которой все началось. Она на сегодня вышла тиражом более 362 тысяч экземпляров. Книга раздается бесплатно по всей Украине.

"Кто виноват и что делать" или почему Украина так легко губит на дорогах тысячи жизней и миллиарды долларов. Фото №2

Вы еще и светоотражающие жилеты раздаете. Это отдельный проект?

— Проект по жилетам у нас был впервые запущен в прошлом году (2018 год, — Ред.), в этом году мы его немножко поменяли. В этом году мы производим не только жилеты, но и манжеты. Это сделано для того, чтобы максимально унифицировать продукт к различному размеру человека, который его одевает – моё ноу хау. Жилет имеет ограничение по использованию только в рамках своего размера, поэтому если он подходит первоклашке, то будет мал третьекласснику – чтобы хватило всем надо много жилетов- надо много денег, а манжет подойдёт любому человеку и даже спортсмену на голенище. Хотелось бы отметить, что вся продукция, которую мы распространяем, шьётся в Украине, печатается в Украине — так мы тоже поддерживаем украинского производителя и даём работу украинцам.

"Кто виноват и что делать" или почему Украина так легко губит на дорогах тысячи жизней и миллиарды долларов. Фото №3

Вы работаете по всей Украине или в отдельных регионах?

— Проект, действительно, национальный. И мы хотим, чтоб наша помощь досталась не только столице, а и областным центрам, и чтобы люди из небольших населенных пунктов имели одинаковые возможности и в получении материалов, и в получении информации по безопасности дорожного движения. И я Вам хочу сказать, что есть регионы, которые на локальном уровне более активную ведут политику по предотвращению дорожного травматизма и с ними очень приятно и легко работается, а в некоторых областях наша активность минимальна, потому что не находим проактивной местной общественности и власти.

Кто финансирует проект национального масштаба? Сколько денег дает государство?

— По финансированию – очень интересно, я всем постоянно разъясняю, что все наши проекты абсолютно благотворительные и финансируются разнообразными организациями, компаниями и частными меценатами, но только не нашим государством. Дело в том, что когда люди слышат, что проект национальный, они представляют, что мы какая-то присосавшаяся к бюджетным деньгам контора. Сейчас уже идет четвертый год функционирования нашего проекта, и за все это время мы получили 0 гривен и 0 копеек от государства. Ноль. Наша задача наоборот- помочь государству с материалами и информацией, с которыми потом можно работать. Хотя мы бы очень хотели бы принимать участие в реализации Государственной программы по безопасности дорожного движения, поскольку имеем наибольший в Украине опыт в данной сфере и безупречную репутацию, а всё, что мы производим, передаём, раздаём или организуем – соответствует наивысшему качеству и лучшим мировым практикам.

"Кто виноват и что делать" или почему Украина так легко губит на дорогах тысячи жизней и миллиарды долларов. Фото №4

Кто тогда поддерживает финансово?

— Финансирует нас, в основном, бизнес и международные организации. Что касается бизнеса — это часто иностранные компании. Это их элемент корпоративной культуры. Они поступают в Украине так же, как и у себя, на домашнем рынке. Так среди партнеров у нас есть международные организации и дипломатические структуры. Среди постоянных партнеров — американское посольство. Они нам уже 3-й год помогают. Мы им за это очень благодарны. У нас был большой информационный проект, который финансировался правительством Канады по взаимодействию полиции и общественности и мы сделали образовательную платформу, на которой выложили много информации, и теперь хотим ее развивать и обновлять. Среди международных брендов у нас есть австрийцы, французы, шведы. Это те компании, которые работают на мировом рынке, и у них есть понимание, что своей корпоративной этикой и ответственностью они должны создать у нас комфортные условия работы для себя же. Но надо отметить , что есть и украинский бизнес, который активно помогает – т.е. ценности нашего бизнес-сообщества близки и соответствуют тому, что сейчас актуально в цивилизованном мире.

Всегда можно ждать, пока кто-то что-то примет и внедрит, а можно, видя и понимая то, что ситуация уже очень и очень плохая, начинать что-то делать самому. Ведь нет элементарной информации ни для водителей и пешеходов, ни для учителей и медиков, ни для взрослых, ни для детей. Все эти люди могли бы быть источниками правильной информации, но у них элементарно нет информации.

Но государственные структуры хоть как-то помогают?

— Мы активно работаем с полицией, МОЗом, МОНом. Потому, что с детьми удобно работать через школу. Мы часто доносим полезную для них информацию в рамках учебного процесса или через учебное заведение. Если говорить о МОЗ, то министерство является правопреемником Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ, ВООЗ — Всесвітня організація охорони здоров’я, — Ред.), которая в мире координирует всю работу по безопасности дорожного движения: готовит отчеты, собирает статистику, выставляет цели, заявляет о каких-то основных принципах работы. Мы берем отчеты ВОЗ, экспертные данные от разных стран ЕС и США. Traffic Challenge — первая организация в Украине, которая заявила, что будет воплощать в Украине то, что считается самым успешным опытом в мире.

"Кто виноват и что делать" или почему Украина так легко губит на дорогах тысячи жизней и миллиарды долларов. Фото №5

Об опыте каких стран идет речь?

— Как показывает практика, самые высокие результаты в БДД имеют страны северной Европы, у них смертность на дорогах стремится к нулю. Также мы активно изучаем опыт стран Балтии и Польши, так как они к нам ближе всего. Их опыт не так далек во времени, чем Норвегии или Дании. Ведь Украине предстоит еще много работать, чтобы достичь тех показателей, которые уже есть в скандинавских странах. Даже если на 100% использовать их опыт. Мы должны еще внедрять некоторые базовые вещи, которые у нас до сих пор не работают.

Какие базовые вещи еще не прижились в Украине?

— Например, оказание неотложной помощи при ДТП. Больше половины людей мы теряем только из-за того, что им была не своевременно и неправильно оказана первая помощь. Каждый второй мог бы выжить. Меньше бы людей становилось инвалидами, если бы люди вокруг знали, что надо делать. Это базовые вещи. Там люди проходят эти курсы ежегодно, самостоятельно. Это уровень самосознания. Поскольку такого уровня самосознания у нас нет, должны быть государственные программы для людей, которые заинтересованы, должна быть доступность такой информации. Если мы говорим о базовых вещах, то это простые шаги, с которых начинается работа по предотвращению смертности и травматизма на дорогах, например — это оценка общего ущерба. Нам надо уменьшить ущерб от дорожно-транспортного травматизма. Мы провели впервые в Украине такое исследование. До этого в нашей стране выделялось много государственных и частных денег, проводились какие-то акции, которые очень хорошо и много показывали в СМИ, но остались большие вопросы к эффективности этих действий. Например, так и не было понятно от чего отталкиваться и куда мы идем. Где мы на тот момент находились. И до этого ни разу не была проведена оценка стоимости жизни и совокупного ущерба, который получает государство от того, что у нас столько людей погибает и травмируется на дорогах.

"Кто виноват и что делать" или почему Украина так легко губит на дорогах тысячи жизней и миллиарды долларов. Фото №6

На сегодня у Вас уже есть эти цифры?

— Мы оценили, что Украина ежегодно теряет, и даже сейчас, в условиях экономической нестабильности, — 2,5% ВВП каждый год. Это невероятно много для нашей страны. Это огромные бюджеты. Потерянные средства можно было бы направить на что-то необходимое. И с этого начиналась работа во многих странах. В том числе, и в странах Прибалтики. Когда мы вывели эти цифры, стало понятно, какие цели мы должны ставить и что анализировать дальше. Нам надо хотя бы в половину уменьшить этот ущерб.

Как это сделать?

— В первую очередь, мы должны собрать и проанализировать информацию по «черным точкам» — местам наибольшего скопления тяжелых ДТП где гибнут и травмируются люди. Это чаще всего происходит в городах. 80% случаев, где гибнут и травмируются люди, — перекрестки и переходы, где люди регулярно пересекают проезжую часть или стараются ее пересечь, а там нельзя. Во всем мире собирают и анализируют такой перечень опасных мест, в каждом отдельном городе. У нас уже идет процесс децентрализации. И каждый местный и областной глава должен понимать, что именно на его ответственности лежат эти опасные места. И он должен отчитаться о том, что было сделано, чтобы такие вот места перестали быть опасными зонами для водителей и пешеходов.

"Кто виноват и что делать" или почему Украина так легко губит на дорогах тысячи жизней и миллиарды долларов. Фото №7

История с «черными точками» показала, что такой базы у нас нет, оценивать ее не умеют, собирать в нее информацию и определять такие точки не умеют, это никто не контролирует, и, соответственно, ответственность не несет. В этой ситуации мы можем вешать плакаты, борды, рассказывать на уроках много чего, но если не работать с «болезнью», не проводить с ней конкретную работу, то ничего не выйдет. Вот мы сейчас трудимся над тем, чтобы заставить наше государство работать в этом направлении.

Расскажите больше о “черных точках”, чтобы наши читатели имели представление об этом проекте, да и самом явлении.

21 марта мы запустили проект 100 пунктов безопасности, в котором мы обозначили 100 опасных точек по Украине. Мест наибольшего скопления ДТП с участием пешеходов (детей и молодежи, — Ред.). Но, на самом деле, их намного больше. В масштабах всей страны таких аварийно опасных мест могут быть тысячи, но в рамках отдельно взятого города таких может быть около 10. Это совсем другие объемы работы. И жители этого города, местные власти, и даже без того, чтобы президент, ВРУ ли КМУ, давали распоряжения, выделяли какие-то деньги, — можно на местном уровне решать эти вопросы. Уже существует Дорожный фонд в каждом населённом пункте, деньги из которого часто тратятся не так, как лично мне бы хотелось очень часто видна неэффективная работа. Ведь кто возглавляет у нас местные органы власти? Люди, которые тоже мало чего знают о безопасности на дорогах, зато отлично понимают, что такое ямковий ремонт…(смеется) и очень бы хотелось всех их загнать на наши тренинги … это из области фантастики (смеется) ….чтоб они понимали, что и как делать. Вот если бы перед ними стояла такая задача, мы бы с ними поделились всей информацией которая у нас есть, мы ее не скрываем: с чего начинается работа, и как добится результатов. А пока мы проведем работу в определённых нами 100 точках, и посмотрим: изменится ли статистика. Ведь если мы самые опасные места «обработаем», то ситуация должна измениться и это будет прецедентом для того, чтобы другие проекты в этом же направлении.

Для местных бюджетов это может стать серьезной нагрузкой…

— На самом деле, чаще всего, такая работа не требует многомиллионных вливаний. Травматизм и смертность можно снизить поставив ограждения, через которые люди не смогут перелезть чтобы перебежать дорогу, или поставить знаки с ограничением скорости вблизи пешеходных переходов, или осветить нормально переход, или просто нанести разметку. Действительно, на пешеходном переходе водитель иногда может не увидеть пешехода, даже если он не превышал скорость. Люди паркуются у нас как-попало, в результате этого не видно человека, неожиданно выскочившего на дорогу или в условиях плохой видимости.

Люди на самокатах, гиробордах, скейтах, — с ними что делать? Они ведь тоже на пешеходные переходы выскакивают?

— У нас есть целая большая программа, которую мы будем делать в мае. Она посвещена самокатам, беговелам, двуколёсному и моноколёсному электротранспорту сегмент которых развивается галопирующими темпами. Параллельно растет и численность людей, которые, на самом то деле, являются водителями этого транспорта, абсолютно не имеющими никакого представления о ПДД, они никогда не учились в автошколах, не получали прав, не читали даже правила дорожного движения.

Возможно, для них в будущем создадут отдельную категорию “прав”. Сейчас как уберечь всех этих людей от травм?

— Жизненно важно, чтобы у других водителей была возможность увидеть их и вовремя сориентироваться. Ведь самое страшное — не иметь времени на реакцию. Из-за чего происходит ДТП? Из-за резкой остановки и когда водитель не может избежать столкновения из-за нехватки времени. На реакцию в среднем уходит около 3-х секунд. И расстояние, которое автомобиль проходит за это время, и сила удара определяются тем, насколько рано водитель начал что-то делать для избежания ДТП и каковы дорожные условия. Этому может помочь, как минимум, лучшее освещение улиц. Кроме того, люди и сами могут купить себе какие-либо светоотражающие жилеты и/или элементы на одежду: повязки, манжеты, браслеты. Чтоб водитель их видел. Ведь светоотражающие элементы в темное время суток действительно заметны на расстоянии более 100 метров. Если это качественные светоотражатели, то расстояние «видимости» увеличивается до 600 метров. Но даже 100 метров в городской черте — очень даже неплохой показатель. И, на самом деле, эти все вопросы в течении года при правильной политике государства можно кардинально изменить.

"Кто виноват и что делать" или почему Украина так легко губит на дорогах тысячи жизней и миллиарды долларов. Фото №8

За время нашей беседы у меня сложилось впечатление, что у нас страна нарушителей… Почему украинцы так себя ведут?

— Мы ведем работу с населением и меняем культуру постоянно. Ведь дорожную культуру надо развивать и поддерживать, как и культуру (культурность) в более широком смысле. Надо над собой работать, интересоваться новой информацией, что-то повторять. Я хочу сказать, что многие из тех, кто ездят за рулем, и даже читали ПДД, — ведь есть и те, кто ездит и не читал, мы об этом тоже знаем, — уже многих вещей оттуда не помнят. Я лично знаю людей, которые ошибаются в простых дорожных ситуациях и искренне этого не понимают. А когда ты задаешь им вопрос, оказывается, что они давным давно это забыли. И поэтому, работа должна вестись постоянно, государство должно инициировать переквалификацию/пересдачу на права водителей, которые длительное время за рулем. Как часто это делать — надо решать отдельно. Но когда человек 20 лет за рулем и ни разу не пересдавал ПДД — у меня вызывает такой водитель большие вопросы. Кроме того, я знаю многих водителей, которые не пристегиваются принципиально, потому, что они так привыкли. Чтобы заставить их это делать — нужна работа государственного механизма. Наша задача, как общественников, создать информационный фон, чтобы к этому подтолкнуть. Вот понимаете, существуют же тюрьмы. Они для людей, которые зная, что совершают правонарушение, все равно нарушают и будут нарушать. Точно так же и на дороге. Есть криминальные нарушения, а есть административные. И есть огромный процент водителей, которые всегда будут нарушать. И вот они-то и должны знать, что наказание будет неотвратимым.

Читайте также:  Жуткий инцидент: водитель нарушил правила парковки и переехал патрульного

"Кто виноват и что делать" или почему Украина так легко губит на дорогах тысячи жизней и миллиарды долларов. Фото №9

Не все же боятся наказания?

— Вот этот фактор на них будет очень влиять. Будет также влиять элемент контроля. Водители будут понимать, что нарушение будет зафиксировано на камеру, и они 100% понесут финансовый убыток. Есть такой фактор, — в народе, стадный рефлекс, — а в психологии — правило нулевой толерантности. Так вот, к правонарушителю в обществе должна быть нулевая толерантность. А у нас не так. Наглядная ситуация: пробка, один развернулся через двойную сплошную, за ним второй, потом уже третий, четвертый и посыпалось…Хотя все эти люди, кроме первого, стояли и не хотели нарушать. Но, в конце концов, пошли за правонарушителем. И вот это проблема. И вот так работает система правонарушений на дороге. Тогда как нарушение ПДД должно фиксироваться и наказываться без вариантов. Потому, что сколько бы мы не учили людей тому, как делать правильно, пока человек не увидит что он не единственный, кто борется с «ветряными мельницами», пока другие нарушают – он будет делать, как и остальные, это такой психологический момент. Нулевая толерантность к правонарушителям должна формироваться на уровне государства, в том числе, и неотвратимостью наказания.

Правила дорожного движения для детей — это сложно?

— ПДД для детей это не сложно. Но подавать информацию надо правильно. Детям интересно все. То есть любой процесс можно сделать интересным. А в вопросе правил безопасности дорожного движения важен еще и контекст. Ведь многие педагоги неохотно подают эту информацию, они вдобавок еще и сами не очень разбираются в теме. Например, к слову, исторически у нас сложилась такая глупость, — полицейские об этом знают и хотят на это повлиять, — что детям подают трехцветный светофор. Но, ПЕШЕХОДНЫЙ светофор всегда двухцветный. Важно чтоб дети даже не смотрели на водительский светофор и не путались. Ведь это также влияет на их поведение близ дороги.

"Кто виноват и что делать" или почему Украина так легко губит на дорогах тысячи жизней и миллиарды долларов. Фото №10

Ведь пешеходы думают, что жёлтый свет — это уже когда можно стартовать или ещё можно “добегать”. Из-за этого часто происходят ДТП: на мигающий желтый водители едут и хотят ещё проскочить, а пешеходы смотрят на желтый и также хотят проскочить. Да, есть положение в ПДД, что на желтый можно завершить манёвр, но пешеходам этого знать не надо. Для них должна быть четкая линия запрета/разрешения движения: пойти или поехать ты можешь только на зелёный сигнал, — это парадигма мышления. А у детей эта история с жёлтым формируется неправильно, что дает основания перебегать и “успевать” на желтый для водителей. А на дороге находится такой же, но уже взрослый, он также учился в школе и тоже думает что на желтый еще или уже можно проскочить. Одно из последних громких ДТП (Зайцевой-Дронова, — Ред.) тоже связано с мигающим желтым сигналом светофора.

Как пришло понимание, что спектр направлений надо расширять?

Мы создали детский контент, потом мы поняли, что надо работать и со старшими школьниками, ведь еще не поздно изменить их сознание, повлиять на их ценности и включить их в ряды тех людей, которые потом позитивно будут влиять на остальных: на своих родителей, бабушек и дедушек. Ведь перевоспитать старшее поколение уже достаточно сложно. А вот близкий человек может повлиять. Потом пришло понимание, что надо создавать и профессиональный контент. Так у нас появился уникальный для Украины вебинар по безопасности дорожного движения для медиков, педагогов, полицейских. Так в прошлом году обучение прошло более 800 специалистов. Я очень горжусь, что у нас так получилось. Хотя для некоторых из слушателей обучение было своеобразным обязательством, так как мы рассылали письма в госорганы. Иногда надо и так. Так лучше, чем никак.

 

Мы изначально много работали с детьми. К работе со взрослыми мы пришли позже, это было просто логическое развитие проекта. Ведь когда мы даем информацию детям, очень важно чтобы у них была поддержка со стороны взрослых. Не каждый человек способен спорить, быть лидером и продавливать свою позицию. Есть дети абсолютно послушные, а есть авторитарные родители. Поэтому, нам надо работать в любом случае со взрослыми и в первую очередь с профессионалами, которые являются авторитетом для детей и для родителей. Главные наши усилия были обращены на специалистов, которые работают с детками и родителями, чтобы они оказывали это влияние. Только в прошлом году мы начали работать со старшими людьми, подростками и молодёжью. И с этими людьми важно работать потому, что они влияют на других людей, и сами могут быть источниками опасности либо наоборот — быть источниками правильной информации и спасать этим людей.

"Кто виноват и что делать" или почему Украина так легко губит на дорогах тысячи жизней и миллиарды долларов. Фото №11

Полиция в состоянии навести порядок на дорогах?

— Полиция очень хочет, чтобы у них было больше инструментов контроля и влияния на водителей. Вопрос должны решить наверху, в том числе, и введение автоматической фиксации. То, что у нас есть сегодня — высокозатратно и малоэффективно. Это два человека и машина с одним радаром. Они не могут работать также эффективно, как бы работала автоматика. Люди могут заниматься другими полезными вещами, это в сегодняшнем, XXI веке, даже не должно обсуждаться.

Не все автомобилисты готовы к расширению полномочий полиции, есть масса обоснованных вопросов…

— У полиции очень серьезный камень преткновения: кодекс, по которому они работают, — с 86 года. Он очень морально устарел. Конечно же не может быть без перегиба, если система работает так, как работает сегодня. Это человеческий фактор и вопрос массовости. Не так было бы обидно, если бы все были в равных условиях. От существующих перекосов страдают сами полицейские. Я знаю, что много полицейских хороших идейных, которые приходили в полицию, чтобы что-то поменять, теперь уходят. У них были тоже ожидания, они думали, что могут изменить ситуацию и общество, но, к сожалению, у них не было определенных полномочий и инструментов работы, а агрессию со стороны народа они встречают постоянно. Кроме того, у нас полицейские — не защищены. На практике самый защищенный человек у нас в стране — правонарушитель, который при наличии желания, времени и денег может много чего оспорить. К сожалению.

Много дел “сливается” в судах. Ребята из Питбуля (активисты, которые совместно с полицией проводят рейды против пьянки за рулем, — Ред.) все очень большие молодцы они делают полезное дело, но у них нет информации о том, сколько людей понесли заслуженное наказание в суде. Это проблема нашей государственной системы, когда полицейские совместно с активистами задерживает и выписывают протоколы, а на уровне судебной системы очень много дел сливается.

А как же разводы по 130 статье от полиции? О таких случаях уже говорят не только водители, но и правозащитники.

— Я понимаю, что есть идея, которая будоражит мозг, но соотношение дел, которые порешали, с количеством “разводов” — несопоставимы. Мы все видим регулярно достаточно много людей, которые попались по 130-й за дело и порешали. Но я не знаю ни одного, которого лишили бы прав. Также не знаю ни одного, которой бы попался по разводу. Поэтому я надеюсь, что следующие законы, которые будут приняты по безопасности дорожного движения, будут направлены на то, чтобы полицейские могли твердо следить за выполнением тех законов, которые были приняты. Это касается и ограничений скорости, и ужесточения по алкоголю, и по ремням безопасности.

Так стоит в Украине боятся полицию?

— Нарушитель должен бояться полицейского. За границей если человек нарушил и ему попался полицейский — у него начинается мандраж, он понимает, что потеряет существенные бюджеты. Свежая история из Польши по использованию светоотражателей: человек заплатил один раз за отсутствие светоотражателя на одежде 30 евро, и больше он этого не допустит. Там платят все, без вариантов! Поэтому те, кто из наших, побывал в Польше и приезжают сюда, — у них на рюкзаках остаются светоотражающие элементы и они их не снимают даже в Украине.

Высокий уровень смертности и дорожного травматизма находит отражение в общественном настроении?

— Да. Сколько людей выживет и какого качества у них жизнь — влияет на настроение в обществе. У каждого из нас есть знакомый, который погиб или тяжело травмировался в ДТП, и это люди разного возраста, пола и социального статуса.

Разные люди — разное восприятие информации. Как вы решили для себя эту проблему?

— Наши проекты взаимосвязаны. Кроме книжки и программы мы проводили исследования чтобы понять, как сделать так, чтобы все люди имели необходимую информацию. Тогда была создана информационная компания “Не роби дурні”. Люди должны знать 5 основных опасных вещей, искоренив которые, — удастся кардинально изменить ситуацию со смертностью и травматизмом на дорогах и это не будет стоить каких-либо страшных денег, а лишь внимания. Для этого надо:
не пить за рулем;
пристегиваться;
не превышать скорость;
дети должны обязательно быть в автокреслах;
двухколесные должны иметь защиту.

Вот эти 5 вещей могут очень сильно повлиять на нашу “картину” (смертности и травматизма на дороге , — Ред.).

Вы обращались к Кличко и Омеляну с просьбой ввести в ПДД понятие школьных зон, в которых действуют специальные правила безопасности дорожного движения. Была ли реакция? У Вас уже есть наработки в этом вопросе? На каком этапе?

— Мы официальное письмо еще никому не писали. Я об этом написала пост в Фейсбуке. Омелян лайкнул — значит, он видел. От Кличко никакой реакции не было. Я думаю, что эти люди достаточно путешествовали по миру и видели, как это делается в других странах. Они понимают, что мы рано или поздно к этому придем. Я, как общественник, должна поднимать вопросы, которые упущены.

Изначально мы подняли вопрос, что безопасность дорожного движения имеет слабую информационную составляющую. Мы решили, что будем работать с мировой практикой. И, в первую очередь, оценим какая у нас ситуация. Мы разработали методологии оценки ущерба и предоставили ее всем желающим, мы отправляли ее в комитеты и министерства: держите, пользуйтесь. Ведь надо знать, что изменилось, надо сопоставлять год к году. Тогда мы будем понимать, а поменялось ли что-то вообще?

"Кто виноват и что делать" или почему Украина так легко губит на дорогах тысячи жизней и миллиарды долларов. Фото №12

На самом деле, это и должно так работать. Как пример, история с “черными точками” ряд областей уже имеют некоторые достижения в работе с чёрными точками. Есть ряд областей, которые не предоставили информацию. Всё дело в местных администрациях, которые либо помогают, либо не помогают. Кроме того, в Госпрограмме до 2020 года заложена эта задача, чтобы список черных точек был. Вопрос только в том, что госпрограмма до сих пор не запустилась. То есть в восемнадцатом году весной объявили о старте программы по безопасности дорожного движения до 2020 года и больше года ничего не сделано: деньги не выделялись, конкурсы не проводились, проекты не реализовывались. В программе есть положение и про аналитику стоимости жизни, и многое другое. Я им сразу написала, что давайте мы дадим вам методику, чтобы вы не тратили деньги на разработку того, что уже есть, а направили деньги только на просчет. Сама по себе эта программа очень хорошая и деньги в бюджете на ее реализацию есть, они были запланированы, просто не запускают.

Но кто-то же должен был дать отмашку?

— Я думаю, что люди должны были дать отмашку. Ведь за бляхи же стояли у Верховной Рады, дороги перекрывали, проводили акции. Но никто не вышел с плакатами “Запустите государственную программу, реализуйте то, что пообещали”. Даже все те люди, у которых кто-то погиб или остался инвалидом не включаются. Программа есть, она классная. Запустите. Сделайте. Но никто не вышел. С “бляхерами” начали договариваться, а эта программа уже год лежит и ничего не делается… проект, который был объявлен как запущенный. Это компетенция политической воли, и это компетенция тех людей, которые хотят что-то поменять.

Что Вас больше всего мотивирует и угнетает в рамках проекта?

— Есть очень много вещей которые мотивируют или демотивируют. Очень мотивируют дети. Когда ты видишь какие это классные, чистые листочки, светлые существа, которые готовы всё хорошее, что ты им дашь, впитать, нести дальше и делать так, как надо. С другой стороны есть системы заскорузлые, которые не хотят меняться. Словом есть хорошие и плохие впечатления. Бывает неожиданный восторг, когда ты анализируешь и понимаешь: а вот мы это делали и теперь смертность и негативные последствия снизились. Из ярких примеров мотивации: выступает Гройсман и говорит, что надо все школы обеспечить светоотражающей продукцией, а ведь именно мы в прошлом году запустили эту историю с комплектами светоотражающих материалов для школ.

"Кто виноват и что делать" или почему Украина так легко губит на дорогах тысячи жизней и миллиарды долларов. Фото №13

Вас приглашают чиновники и госучреждения в помощники-советчики?

— Лично меня в советники не приглашали в принципе. В политику звали, но я не хочу. Я бы не прочь быть советником на общественных началах. При этом да, мы общаемся со всеми заинтересованными государственными силами. С кем-то напрямую, с кем-то через посредников.

Кого могли бы отметить?

— Например в подкомитете Верховной Рады есть человек, хорошо знающий эту тему, — Игорь Диденко (Глава подкомитета ВРУ по вопросам безопасности автодорожного движения, — Ред.). Он хорошие вещи продвигает и собрал группу людей, которые помогают продвигать правильные законопроекты.

К слову, о законопроектах… Вы довольны тем, как за них голосует парламент?

— В конце прошлого года закон про ремни безопасности провалили… это даже на голову не налезает. Ноль народных депутатов — против, но не набралось достаточного количества голосовавших «за», просто депутаты не ходят на работу. И из-за маленького количества присутствующих депутатов не было набрано достаточное количество голосов за принятие. Просто больше депутатов не было в Верховной Раде и был провален из-за этого закон, который тащили весь год. Закон о ремнях безопасности очень сильно бы повлиял на статистику. Потому, что 8 и 10 жизней спасает работа системы подушка-ремень. И по ужесточению по алкоголю, и по ограничению скоростного режима в городах — прошли законы. Теперь ещё важно проголосовать законы, которые дадут полиции возможность выполнять свою функцию.

Финальный вопрос: что пожелаете читателям Аutonews?

— Я пожелаю всем читателям Аutonews по-настоящему ценить и любить свою жизнь. Когда ты по-настоящему любишь и ценишь свою жизнь, ты понимаешь, что ты не хочешь рисковать ради какой-то маленькой глупости. Потому, что это может навсегда перевернуть твою жизнь. Есть множество вещей, которые могут произойти на дороге вследствие маленькой, ничтожной, ничего не стоящей ошибки, по легкомыслию или недомыслию, на основе того, что вокруг все вроде бы делают. Просто любите свою собственную жизнь.

загрузка...