Быки под озверином: заряженные Lamborghini от Боба Уоллеса (фото)

578

Один только вид автомобилей Lamborghini дает понять, кто здесь самый быстрый, мощный и агрессивный, а уж технические данные окончательно рассеивают сомнения. Но даже эти суперкары меркнут на фоне машин заводского испытателя марки Боба Уоллеса, преуспевшего в создании бескомпромиссных болидов в начале 70-х годов.

В те годы в Санта-Агате процессом «командовал» еще сам Ферруччо Ламборгини, политика которого была ориентирована на создание только дорожных автомобилей. А вот новозеландец Боб Уоллес, один из инженеров Феррари, перешедших к Ламборгини, ранее успел поработать и гоночным механиком. Поэтому, обратившись к боссу с предложением создать несколько спортивных автомобилей, Уоллес вполне предсказуемо услышал предложение отказаться от этой затеи. Но заметив разочарование молодого инженера, Ламборгини вскоре разрешил Бобу экспериментировать над автомобилями в свободное от основной работы время, выделив Уоллесу все необходимые ресурсы.

1970 — Lamborghini Miura P400 Jota

lamborghini-miura-jota

Первая и самая знаменитая Ламборгини разработки Уоллеса – Muira Jota, названная по Приложению J омологационных правил Международной автомобильной федерации. Несмотря на название, в гонках Jota никогда не участвовала, хотя и была самым настоящим гоночным автомобилем, в котором от оригинальной машины остались разве что обводы кузова.

Новая рама была сварена из стальных труб квадратного сечения, что позволило увеличить жесткость конструкции в сравнении с обычной Miura, которую за излишнюю «мягкость» шасси ругали и журналисты, и испытатели. Внешние панели корпуса выполнили из авиационного сплава Avional, а стекло в боковых окнах заменил поликарбонат. Спереди появился развитый спойлер, призванный прижимать машину к земле на высоких скоростях, сложные поднимающиеся передние фары заменили обычными, и даже поставили одну щетку стеклоочистителя вместо двух! Из салона удалили отделку кожей и деревом, а напольные педали заменили более современными подвесными.

Miura

Большое внимание Уоллес уделил развесовке по осям своей машины. Стараясь приблизиться к идеалу в «50/50», он переместил бензобак из передней части в пороги, а запасное колесо – в заднюю часть моторного отсека. Для улучшения управляемости Боб доработал переднюю и заднюю независимые подвески на двойных поперечных рычагах, установив амортизаторы Koni, попутно изменив и рулевое управление, а также добавив вентилируемые тормозные диски и гоночные покрышки Pirelli, обутые на легкосплавные колесные диски Campagnolo.

Разумеется, тюнингу подвергли и двигатель V12, получивший иные головки блока, выдерживающие возросшую до 11,5 единиц степень сжатия, распредвалы с увеличенными фазами подъема, четыре двухкамерных горизонтальных карбюратора Weber 450 DCOE, а также прямоточную выхлопную систему без глушителей и спортивный воздушный фильтр.

У стандартной Miura картер двигателя был объединен с картером коробки передач. На своей машине Уоллес разделил систему смазки, установив на двигатель «сухой картер». Под стать мотору доработали и коробку передач со сближенными передаточными числами, в которой появились усиленные шестерни и новый картер из легких сплавов, дополнительно снизивший массу автомобиля. В результате потенциал Jota впечатляет и сегодня: Уоллес смог снизить массу своего суперкара до 880 кг («обычная» Miura тяжелее на 250 кг), а мощность двигателя увеличилась до 440 л.с.

По заявлениям Уоллеса, время разгона с места до «сотни» у его Jota составляло всего 3,5 секунды, а максимальная скорость переваливала за 310 км/ч. Стоит ли говорить, что в те годы это были просто космические цифры, и суперкар Уоллеса приятно поразил даже самого Ферруччо Ламборгини. Jota сыграла ключевую роль в доработке «донорской» Miura, которая в конце 70-х была весьма специфичным и сложным в управлении автомобилем, в результате чего появилась более «адекватная» в управлении Miura SV. Еще 200 000 километров она накатала на тестовых треках Pirelli, где использовалась для создания высокоскоростных шин Cintauro нового поколения.

2utt5i9

 В 1972 году в компании возникли финансовые трудности, и Jota была продана лично Ламборгини, чтобы положить конец слухам, что фирма разрабатывает новый гоночный автомобиль. 8 февраля 1972 года Jota купил Альфредо Бельпонер, коллекционер из Брешии. Через несколько дней после покупки, не справившись с «дикой» Miura, Бельпонер попал в серьезное ДТП, в результате которого автомобиль загорелся и был полностью уничтожен.

Некоторые владельцы Miura в попытке создать реплику Jota значительно переделывали свои машины, но ни один из этих автомобилей не мог сравниться с детищем Боба Уоллеса: большинство переделок ограничивалось лишь внешним сходством, внутри оставаясь «обычной» Miura.

1972 — Lamborghini Jarama by Bob Wallace

После продажи Jota Уоллес задумался о создании заряженной версии Jarama. Имеющая классическую компоновку, она относилась к комфортабельным и быстроходным автомобилям класса Gran Turismo.

 Боб взял за основу модификацию Jarama S, которую избавил от тяжелого стального кузова, заменив внешние панели на стекловолоконные и алюминиевые. Даже стандартные двери заменили на алюминиевые, изнутри обшитые стеклопластиком. Боковые стекла, как и на Jota, выполнили из поликарбоната. Родную стальную раму дополнительно усилили раскосами и проварили для увеличения жесткости.

 Для улучшения аэродинамики днище машины сделали абсолютно плоским, переместили передние фары, а для увеличения количества поступающего воздуха в двигатель изменили алюминиевый капот с огромными вентиляционными прорезями и передний бампер с развитыми воздухозаборниками. Отдельные воздуховоды от переднего бампера помогали лучше охлаждать штатные тормозные диски.

Двигатель сместили ближе к моторному щиту, добившись максимально близкой к идеальной развесовки по осям, для чего пришлось переделывать салон: его лишили «благ цивилизации», попутно добавив мощный каркас безопасности и спортивные сиденья от Miura взамен более комфортабельных стандартных. Заднее сиденье демонтировали, установив вместо него алюминиевый бензобак, а также изменили трансмиссионный тоннель и переднюю консоль.

 Даже независимая подвеска Jarama Уоллеса не имела ничего общего с обычной: её рычаги выполнили из кованого алюминия, а амортизаторы поставила голландская фирма Koni. Штатные колеса заменили на магниевые диски от Miura S.

Не обошел стороной Уоллес и силовой агрегат. Двигатель V12 рабочим объемом 4 литра получил облегченные поршни, шатуны и маховик, шесть двухкамерных горизонтальных карбюраторов Weber 42 DCOE и прямоточную выхлопную систему, что вкупе дало 400 л.с. при облегчении веса до 1 170 кг (что на 300 кг легче стандартной Jarama). В результате суперкар, также известный в литературе как Jarama Rallye, разгонялся до «сотни» всего за 5 секунд, а максимальная скорость при этом достигала 290 км/ч.

 Впоследствии автомобиль был продан заводом на Ближний Восток, где его следы надолго затерялись. В 1990 году его останки в пустыне в Саудовской Аравии нашел один энтузиаст из Англии, впоследствии проведший полную реставрацию уникального автомобиля, который и по сей день украшает заводской музей марки в Санта-Агате.

1973 — Lamborghini Urraco «Bob» Rallye

autowp.ru_lamborghini_urraco_rally_1

 Последним детищем Уоллеса стал построенный в 1973 году на базе Urraco суперкар, получивший имя собственное Rallye. На заводе к машине приклеилось прозвище Urraco Bob. В те годы эта среднемоторная модель занимала низшую ступень в заводской гамме марки, что не устраивало Уоллеса, увидевшего в скромном автомобиле серьезный потенциал.

Штатный трехлитровый V8 Боб оборудовал новой головкой блока с четырьмя клапанами на цилиндр, установил новые карбюраторы, прямоточную выхлопную систему и систему смазки с сухим картером, благодаря чему мощность «восьмерки» увеличилась до 330 л.с. Стандартную пятиступенчатую «механику» Уоллес заменил на революционную в те годы «шестиступку», для которой пришлось усиливать подрамник.

Под стать мотору изменилась и ходовая часть. Urraco получил спортивную подвеску с амортизаторами все той же марки Koni, магниевые диски обули в высокоскоростные покрышки Pirelli. Почти все элементы кузова изготовили заново из стеклопластика или алюминия. Для улучшения аэродинамики появился огромный спойлер спереди и массивное антикрыло на стойках сзади. А вот салон, как ни странно, был оставлен почти оригинальным – Уоллес избавился только от заднего ряда.

Несмотря на отношение Ламборгини к гонкам, Urraco Bob однажды поучаствовал в рекламных заездах на автодроме в итальянском Мизано. По воспоминаниям очевидцев, Уоллес за рулем Urraco легко расправлялся на трассе с Porsche и Ferrari. Каких успехов мог бы добиться автомобиль в гонках, остается только догадываться.

Доработанная Уоллесом Urraco повторила судьбу Jota и Jarama и была продана коллекционеру после нескольких лет спячки на задворках территории завода. Сейчас этот автомобиль полностью отреставрирован и принадлежит Клубу владельцев Lamborghini в Японии.

613d88631c